,

+7 (343) 267-17-17    Екатеринбург

+7 (982) 762-34-36    Екатеринбург

+7 (926) 04-87-261    Москва              

+7 (903) 12-18-304    Москва              

+7 (952) 51-17-911     Челябинск      

+7 (927) 24-82-733    Альметьевск  

+7 (987) 61-32-595    Стерлитамак  

+7 (903) 66-41-210     Рязань            

+7 (910) 50-24-121     Рязань            

Написать нам

Общественная региональная благотворительная организация

"Трезвое поколение Урала"

(ранее Благотворительный Фонд Трезвости Имени Геннадия Шичко)

БЕСПЛАТНЫЕ КУРСЫ ОТ ПЬЯНСТВА, КУРЕНИЯ, НАРКОМАНИИ и ЧЛЕНОВ СЕМЕЙ ЗАВИСИМЫХ

Москва - Рязань - Екатеринбург - Челябинск - Стерлитамак - Альметьевск

Мы считаем своим долгом и делом чести помочь каждому человеку в тяжелой для него и его близких ситуации

Девиз фонда: Спешите делать добро!  Если не я, то кто!  Выбрался сам - помоги другому!

Методика гипнотизации с помощью инструкции, ее особенности и возможности

Наиболее широко распространенная методика гипнотизации предусматривает внушение обследуемому сонного состояния (К.И. Платонов, 1957; П.И. Буль, 1958; М.С. Лебединский, 1959; А.П. Слободяник, 1963, 1966, и мн. Др.). Эффективность этой методики оставляет желать лучшего; не случайно нередко внушение комбинируют с воздействиями непосредственными раздражителями (пассы, блестящий предмет и пр.). Опрос наших обследуемых об их переживаниях и мыслях в связи с гипнотизирующим внушением выявил некоторые существенные его недостатки. Например, внушение появления тяжести в конечностях и в веках побуждало некоторых обследуемых производить самоанализ состояния своих век. Если они не чувствовали указанной гипнотизером тяжести, то это иногда действовало пробуждающе и препятствовало дальнейшей реализации внушения.

С целью повысить эффективность словесной гипнотизации был несколько изменен текст внушения и, кроме того, производилось предварительное ознакомление с существующим пониманием гипноза, причем акцент делался на критику неправильных взглядов, на само явление и на личность гипнотизера. Доказывалась необоснованность утверждения, что гипнозу поддаются слабовольные люди, и здесь же подчеркивалось, что в действительности легче загипнотизировать волевого человека, поскольку сон наступает быстрее при концентрации внимания на внушении, а чтобы сконцентрировать внимание, нужно приложить волевое усилие, т.е. быть волевым.

Такое разъяснение было направлено на то, чтобы рассеять мысль, которая сидит в головах многих: «Я не поддаюсь гипнозу», и вместе с тем на то, чтобы побудить обследуемого концентрировать внимание на внушаемом и стараться быстрее уснуть (ведь волевые люди легче засыпают, а кому не хочется показать себя волевым?). Однако и с указанными изменениями общепринятая методика не дала желаемого результата. Было решено попробовать произвести гипнотизацию без применения внушений.

Гипнотическое состояние отличается от обычного сна в основном тем, что для него характерно наличие пункта раппорта. Каждый человек спит; значит, если найти способ предварительного воздействия на него с целью образования пункта раппорта при естественном засыпании, то можно будет в 100 или почти в 100% случаев вызывать гипнотическое состояние. Оказалось, что таким воздействием может быть инструкция.

Рассмотрим методику гипнотизации без внушений, тем более, что она позволила получить дополнительный и небезынтересный материал для понимания механизма действия словесных раздражителей на человека.

Перед первым сеансом гипноза обследуемый заполнял анкету, основные вопросы которой были направлены на выяснение особенностей засыпания и сна; затем ему предлагалось удобно лечь и внимательно прослушать следующую инструкцию: «Хорошо запомните мой голос, потому что Вам придется представлять его. Сразу же, как только я скажу «Начинайте представлять!», Вы должны примерно в течение трех минут возможно отчетливее представлять мой голос, который говорит Вам: «Спите… засыпайте глубже!». Старайтесь так представлять, чтобы слова, произнесенные мною: «Спите… засыпайте глубже!», как бы звучали в вашей голове. Начинайте представлять!».

Вариантов инструкции может быть много, приведенный – один из простых. В некоторых случаях для ускорения процесса засыпания обследуемым предлагалось после окончания представления голоса экспериментатора вызывать представления картины засыпания или думать о том, что хочется спать и что действительно скоро наступит сон. Можно просить обследуемого думать о том, что во время сна он будет хорошо слышать голос экспериментатора, что он устал, ему хочется спать и т.п.

Спустя некоторое время после предъявления инструкции ровным, спокойным голосом предпринималась попытка установить речевой контакт с обследуемым, для чего ему адресовалось такое обращение: «продолжайте спать, сон углубляется, меня все время будете слышать хорошо… Вы хорошо слышите меня?.. Вы глубоко спите?». Если на оба вопроса следовал утвердительный ответ, то это давало основание считать, что испытуемый находится в гипнотическом состоянии. Если же оказывалось, что сон не наступил, то выяснялась причина этого, по возможности устраняли ее, после чего обследуемый должен был вновь приступить к исполнению гипнотизирующей инструкции.

Гипнотический сон обычно наступал через 10-40 мин от момента предъявления инструкции. Быстрому переходу в состояние гипноза способствует тишина и темнота, о чем свидетельствует следующий факт. Первые наблюдения с применением описанной методики были проведены в 1964 г. в комнате, куда проникали естественный свет и посторонние шумы. Результаты оказались весьма скромными. В дальнейшем, когда гипнотизация начала осуществляться в павловской камере, успех не замедлил явиться. Неудачи, отмеченные в отдельных случаях, объясняются невыполнением инструкции, непредвиденными помехами и некоторыми другими причинами. Например, испытуемая Н.Ш., пробыв в камере 30 мин, не уснула. Оказалось, что ей мешал комар. После устранения этой помехи быстро наступил глубокий гипнотический сон.

В части наблюдений инструкция и внушения предъявлялись с помощью магнитофона, при этом эффект оставался таким же, как и в случае предъявления их голоса. В общей сложности гипнотизации с помощью инструкции подверглось 20 человек.

Правомерно поставить вопрос: можно ли считать то состояние, которое наблюдалось у наших обследуемых, действительно гипнотическим? На этот вопрос следует уверенно ответить утвердительно. Доказательством служат следующие факты. Общепринятые пробы на гипнотический сон давали положительный результат, причем во многих случаях они позволили констатировать стадию сомнабулизма. В таких случаях испытуемые не ощущали укол иглой, не слышали посторонних звуков и речи других людей, выполняли гипнотические и постгипнотические внушения, у них отмечалась постгипнотическая амнезия. У тех же испытуемых удавалось вызывать сновидения на заданные темы, продолжительность которых, кстати сказать, колебалась от 40 до 180 сек. Обследуемым с успехом внушался детский почерк, детские рисунки, повышенное запоминание чисел и стихотворений и т.п.

Мы лишены возможности сколько-нибудь подробно описать полученный экспериментальный материал, поэтому остановимся лишь на некоторых фактах, причем преимущественно на таких, которые могут способствовать пониманию механизма работы второй сигнальной системы.

Обследуемой Н.Б. в глубоком гипнозе внушили, что в дальнейшем звук звонка будет вызывать слюноотделение. Указанный раздражитель был испытан без подкрепления 23 раза, причем во всех случаях, вызвал секреторную реакцию. Вместе с этим у испытуемой отмечалось и условное ощущение. В дальнейшем Н.Б. в гипнозе было внушено тормозящее действие звука звонка. Теперь этот раздражитель не только не вызывал слюноотделение и условного ощущения, но тормозил постоянную секрецию. У обследуемой наблюдалась постгипнотическая амнезия, поэтому она не могла объяснить столь различное влияние на нее звука звонка

Приведенное исследование показывает, что у человека с помощью внушения можно вырабатывать стойкий условный рефлекс, способный сохраняться при многократном испытании условного раздражителя без подкрепления.

Внушение в гипнозе позволяет производить очень тонкую блокаду строго определенных нейрофункциональных структур. Так, в одном из вариантов исследования обследуемым было внушено, что они забыли названия ножниц и карандаша, что первое название вспомнят после того, как экспериментатор положит ножницы на стол, а второе – после его заявления «Сейчас вспомнили». Производилась демонстрация различных предметов (нож, отвертка, авторучка и пр.), при этом обследуемые быстро произносили их названия, однако достаточно было показать ножницы или карандаш, как у испытуемых исчезала улыбка, падало настроение и они упорно молчали. Настойчивое требование назвать демонстрируемый предмет или оставалось безрезультатным, или вызывало ответы вроде следующих: «Не помню», «Это металлический предмет», «Это стержень». Обследуемые не могли ответить на вопрос о применении ножниц и карандаша.

Обследуемые не могли ответить на вопрос о применении ножниц и карандаша.

Между тем стоило положить ножницы на стол или сказать «Сейчас вспомнили», как испытуемые оживлялись и с явной радостью произносили соответствующее название.

В другом варианте исследования испытуемым внушалось, что они не будут видеть какой-либо предмет, например нож. В бодрствующем состоянии им ставилась задача на перечисление находящихся на столе предметов, причем порядок расположения последних многократно изменялся. Все предметы правильно и быстро назывались, за исключением ножа. Если экспериментатор брал в руку нож и спрашивал: «Что это за предмет?», обследуемые утверждали, что они никакого предмета не видят.

Обследуемые утверждали, что они никакого предмета не видят.

Если же предлагалось при закрытых глазах ощупывать рукой предметы и называть их, то в этом случае они узнавали нож. В третьем варианте исследования внушалось, что обследуемые не смогут с помощью зрения и слуха воспринимать цифру «два». После сеанса гипноза предъявлялся список чисел, содержащих указанную цифру, который испытуемые должны были прочесть и переписать. Эту цифру они неизменно пропускали. Если экспериментатор зачитывал список, а обследуемые обязаны были дублировать его или записывать произносимые им числа, то и в данном случае пропускалась цифра «два».

Однако достаточно было дать деблокирующий сигнал, как отмеченное нарушение сразу же исчезало. С помощью внушений можно вызывать не только локальную, но и очень широкую нейрофункциональную блокаду. Так, в одном из исследований испытуемым внушалось, что они на определенный сигнал, например трехкратное покашливание экспериментатора, потеряют зрительную, слуховую, обонятельную и тактильную чувствительность, а на другой сигнал, допустим трехкратный удар пальцем по столу, чувствительность полностью восстановится.

В ответ на первый сигнал, который сознательно давался в тот момент, когда испытуемый сидел и разговаривал или что-либо делал, наступал сон. Реакции на раздражители, в том числе на вопросы экспериментатора, исчезали. Предъявление второго сигнала приводило обследуемого в обычное состояние. В отчете испытуемые сообщали о том, что у них почему-то снова наступал сон, а затем проходил.

В гипнозе удается вырабатывать систему временных связей, в результате которых у обследуемого появляется уверенность в том, что он хорошо знает человека, с которым прежде никогда не встречался, и в то же время затормаживать знания о товарище. Так, Н.Ш. в гипнозе было внушено, что она совершенно не знакома с Т.П., а А.С. очень хорошо и давно знает. В действительности же обследуемая с Т.П. состояла в дружеских взаимоотношениях, а А.С. никогда не видела. Внушение полностью реализовалось. Н.Ш., увидев после пробуждения А.С., выразила приятное удивление и радость по случаю неожиданной встречи, протянула ей руку, стала расспрашивать о ее жизни, рассказала о своих новостях, пригласила в гости и т.п. Когда же вошла в комнату Т.П., обследуемая поздоровалась с нею, хотя перед сеансом видела ее, и в дальнейшем вела себя как с совершенно незнакомым человеком. Т.П. пыталась показать испытуемой, что они хорошо знакомы. Однако последняя категорически заявила, что она обладает хорошей памятью и своих знакомых отлично помнит, что Т.П. она видит впервые.

Эти факты являются одной из иллюстраций того, какие большие возможности таит в себе метод гипноза. К сожалению, эти возможности мы используем крайне слабо. Гипноз и внушения издавно, хотя и недостаточно, применяются в медицине; что же касается педагогической практики, то здесь они по существу не используются. Между тем внушения как в сочетании с гипнозом, так и без него могли бы оказать большую помощь делу обучения и воспитания учащихся. С их помощью можно было бы, например, вырабатывать у детей психоиммунитет по отношению к дурным привычкам и аморальным поступкам, производить настройку на лучшее восприятие и запоминание учебного материала, подавлять отрицательные и стимулировать положительные эмоции на время проведения контрольных работ и экзаменов и др.

В последние годы появилась новая вспышка интереса к гипнопедии, которая, как свидетельствуют многочисленные литературные данные, заметно повышает эффект усвоения учебного материала. Наши ориентировочные наблюдения позволяют считать, что гипнопедическое состояние по существу гипнотическое состояние. Есть основания считать, что обследуемый косвенно делает себе прегипнотическое внушение, выражающееся в том, что он перед сном настраивает себя на хорошее запоминание материала.

Иногда такое внушение делает экспериментатор. Возможность реализации прегипнотического внушения экспериментально установлено в одном из наших наблюдений. Собственные предварительные данные позволяют думать, что при обучении обследуемого в состоянии гипнотического сна в сочетании с внушением быстрого и твердого запоминания материала можно добиться лучших результатов, чем при обычном гипнопедическом сеансе.

Факты успешного использования внушений с воспитательной целью известны давно, однако, к сожалению, специальные исследования в этом плане у нас не проводятся. Между тем они могли бы принести огромную пользу практике, в частности делу борьбы с хулиганством и преступностью. Известно, что на перевоспитание людей с преступными наклонностями нередко требуются годы, причем даже значительные усилия не всегда дают желательный эффект. С помощь. Же внушений можно получить положительный результат, пусть даже только в части случаев, после одного или нескольких сеансов. Внушения позволяют заметно улучшить взаимоотношения между людьми. Приведем пример. Одна обследуемая жаловалась на тяжелые взаимоотношения с матерью, на свою несдержанность и большую раздражительность и попросила оказать ей помощь. Был проведен только один сеанс внушения в гипнозе с целью снизить раздражительность, вызвать спокойное реагирование на неприятную ситуацию, улучшить отношения к матери. В дальнейшем обследуемая сообщила, что стала спокойно реагировать на неприятные воздействия, равнодушно относиться к конфликтной ситуации и даже на одно крайне грубое действие матери совсем не возбудилась, а взяла журнал и начала «как ни в чем не бывало» читать его. Установились хорошие взаимоотношения с матерью, которые сохраняются уже более года.

Для успешного практического использования гипноза важно иметь возможность объективно выявлять степень реализации постгипнотических внушений или, иначе говоря, постгипнотическую внушаемость. Здесь же заметим, что наш материал позволяет выделить три разновидности внушаемости: внушаемость бодрствования, гипнотическую внушаемость, которая характеризуется степенью реализации словесных воздействий в состоянии гипноза, и постгипнотическую внушаемость.

В случае применения гипноза с практической целью производятся постгипнотические внушения, однако насколько они окажутся результативными, в связи с отсутствием объективной методики определения постгипнотической внушаемости, сказать трудно. Наш экспериментальный материал, полученный при помощи описанных выше методик с использованием телеграфного ключа и сантисекундомера, показывает, что по степени реализации постгипнотических внушений существуют большие различия между обследуемыми.

Так, например, суммарная реакция Н.С. на положительное и отрицательное постгипнотические внушения при работе правой рукой на телеграфном ключе составила 41 движение, в то время как у Н.Т. она оказалась равной только 5. Были обнаружены заметные индивидуальные отличия и по продолжительности действия постгипнотического внушения. Все это говорит о том, что эффективность словесных воздействий как в бодрствующем, так и в гипнотическом состояниях серьезно зависит, помимо прочего, от индивидуальных особенностей людей.